Глава 2. Рождение Заратуштры

Глава 2. Рождение Заратуштры

Рождение Заратуштры.

Но злокозненные дэвы не оставляли попыток погубить Заратуштру. Когда Дугдова еще носила его, они наслали на нее страшную боль, как будто ее пронзало острейшее из лезвий. Возопив от боли и отчаяния, она решила пойти к колдуну Стаораке, бывшему самым искусным в колдовском врачевании в той округе и жившим в фарсанге от дома Поурушаспы, в надежде, что тот даст ей лекарство, что избавит ее от боли. Предвидя ее приход, колдун сгорал от нетерпения, думая, как погубить плод, и даже подскочил с сидения, когда Дугдова вдруг остановилась.

 

Ей явился небесный посланник Ахура Мазды, который изрек: «О женщина! Не ходи к колдуну! Он не вылечит тебя, но погубит. Вернись домой, омой руки, зажги в очаге дрова и благовония и накорми огонь коровьим маслом во благо себя и своего ребенка, что в чреве твоем. И тебе станет лучше».

 

Дугдова поступила таким образом, и ей полегчало. А пособники дэвов говоили между собой: «Нет нам успеха из-за существования огня. Он в помощь всякому, кто дружественен к ней. Мы ничего не можем сделать из-за силы, что внутри нее».

 

За три дня до рождения Праведного Заратуштры все селение Поурушаспы озарилось чудесным светом, подобным тому, какой расстилается перед самым рассветом солнца. Это на защиту рождающемуся пришли все язаты. Ошеломленные пастухи из потомков Спитамы, выпасавшие скот и коней в окрестностях, говорили: «Великая благодать снизошла на селение Поурушаспы, где свет струится из каждой расщелины, поражая разум». Затем они сказали: «Не снизошла еще в полной мере благодать на селение Поурушаспы – в его доме рождается блистательный сын!».

 

В ночь, когда Дугдова разрешалась от бремени, Ангра Маинью вывел полчища дэвов, чтобы напасть на селение Поурушаспа и погубить сиятельный плод, но благодаря свету, излучаемому защищающими Заратуштру язатами, все они оказались бессильны.

 

Тогда Ангра Маинью сказал Ака Мано (Злому Помыслу): «Ты бестелесен и всюду можешь проникать тайно. Проникни в ум Заратуштры и отведи его внимание от язатов к нам, дэвам». Ака Мано поспешил к дому Поурушаспы, намереваясь в него проникнуть, но в дверях он встретил Воху Мано. Однако Воху Мано, притворившись, отошел от дверей и воскликнул: «Заходи!» Неумный Ака Мано подумал: «Мне нечего здесь делать из того, что было наказано мне, иначе Воху Мано не отошел бы от дверей». И удалился.

 

В этот миг благодатное чрево Дугдовы разрешилось блистательным плодом – Праведный Заратуштра родился на свет. Воху Мано вошел в дом и смешался с разумом новорожденного Заратуштры. И поскольку Воху Мано – Благой Помысел – маленький Заратуштра засмеялся.

 

Семь повитух, присутствовавших при родах, испугались этого смеха, столь необычного для природы людей, которые рождаясь всегда плачут, а не смеются: «Что это значит? Благодать это или проклятие? Подобно достойному человеку, чье удовольствие происходит от своей деятельности, этот ребенок смеется от своего рождения!» Поурушаспа же сказал: «Положите его на мягкую овчину. Все дело в твоей благодетели, о Дугдова, от нее и это сияющее хварно, и этот смех при рождении».

 

И в этот миг рождения Заратуштра принял Веру Ахура Мазды, произнеся телесными устами: «Как избранный Господь да будешь Ты Заотаром!». Это значит, что мы, люди, избираем Тебя, Ахура Мазда, вселенским Заотаром, Священником над всеми творениями, Который совершит Совершенную Ясну и уничтожит зло.

 

И Ахура Мазда ответил ему в духе: «Так и ты да будешь Ратом (Образцом, Судьей), да будешь ты благодетельным благодаря и согласно Праведности, и Я назову тебя праведным!» Так Ахура Мазда объявил Заратуштру своим пророком.

 

Новорожденный Заратуштра и карапаны.

Удивленный Поурушаспа отправился к величайшему в той области карапану по имени Дурасроба и сообщил ему о рождении своего сына и о чудесах, сопровождавших его с просьбой объяснить их природу и значение. Дурасроба вызвался сам осмотреть ребенка.

 

Войдя в дом и приблизившись к новорожденному, он был поражен сиянием хварна Заратуштры и возжелал погубить младенца. Он попытался сжать в своих лапах нежную головку Заратуштры, чтобы раздавить ее или пожрать ее своими клыками, но на защиту Заратуштры устремились Спента Армаити, Арэдви Сура и праведная Фраваши. Рука Дурасробы была силой выркучена и безвольно повисла в воздухе.

 

От бешенства и боли Дурасроба закричал. Показав свою отсохшую руку Поурушаспе, карапан стал твердить о вредоносности новорожденного ребенка и требовать за причиненный ему ущерб жизнь Заратуштры. Силой своих чар он сумел внушить Поурушаспе такой страх за себя по отношению к сыну, что Поурушаспа обезумел и сам стал просить Дурасробу умертвить ребенка. Злокозненный Дурасроба предложил ему собрать много дров, положить среди них ребенка и поджечь их. Так они и сделали. Однако дрова не занялись, лишь чуть затлев, ибо сила хварна Заратуштры хранила его. На рассвете же прибежала любящая мать и нежно взяла его на руки с того места, где он сидел среди дров.

 

На второй день обезумевший от страха Поурушаспа сам принес Заратуштру Дурасробе, рассказав, что огонь не повредил его, и снова попросив предать ребенка гибели. На этот раз карапан решил отдать младенца копытам быков. В одном узком месте, где прогонялись стада, он положил его на землю с тем, чтобы проходящие быки затоптали его. Однако среди стада был один пожилой бык. Учуяв Заратуштру, он кинулся вперед вожака и перед самым местом, где лежал ребенок, остановился. И весь день он охранял его, пасясь около него и последним ушел с этого места. На рассвете прибежала любящая мать и нежно взяла его на руки с того места, где он сидел среди пастбища.

 

На третий день обезумевший от страха Поурушаспа опять принес Заратуштру Дурасробе, рассказав, что быки не повредили его, и снова попросив предать ребенка гибели. На этот раз Дурасроба предложил оставить младенца близ водоема, куда водили поить коней с тем, чтобы кони затоптали его. Однако один желтоухий конь выбежал вперед вожака и остановился рядом с Заратуштрой и последним ушел от него, оградив ребенка от копыт лошадей. На рассвете прибежала любящая мать и нежно взяла его на руки с того места, где он сидел среди дороги к водоему.

 

На четвертый день обезумевший от страха Поурушаспа опять принес Заратуштру Дурасробе, рассказав, что кони не повредили его, и снова попросив предать ребенка гибели. Дурасроба придумал вот что: убив в волчьем логове щенков, вместе с Поурушаспой они положили рядом с ними младенца в расчете на то, что пришедшая волчица в гневе растерзает Заратуштру, мстя за свое потомство. Но когда волчица вернулась в свое логово благодаря помощи язатов она остолбенела и не трогая Заратуштру, лишь скорбно прижималась мордой к своим щенкам, а потом удалилась.

 

Ночью Сраоша и Воху Мано привели на то место шерстистую овцу, вымя которой было полным от молока, и она поила маленького Заратуштру мелкими глотками, пока не настал рассвет. На рассвете по следам овцы к этому месту прибежала любящая мать. Она подумала, что волки растерзали Заратуштру и хотела вытащить его скелет. Издали она приняла овцу за волка и промолвила: «Чтоб ты лопнул! Да будешь ты страдать весь век!». Овца промолвила ей: «Ты зря прибежала сюда такой разъяренной, потому что волчица была к твоему сыну добрее, чем была бы я к тебе, если бы я явила твоему взгляду его кости или кровь». Дугдова подошла ближе и увидела своего сына целым и невредимым. Она нежно взяла его на руки с того места, где он сидел. Тогда она сказала: «Больше я тебя никому не отдам, мой сын, пусть даже сюда явятся весь Арахш и весь Наотара!»

 

Пророчества о судьбе Заратуштры.

Дурасроба убедился, что маленький Заратуштра с помощью язатов и силой своего хварна с успехом разрушил все его козни, и карапан отчаялся отыскать способ убить блистательного младенца. На собрании карапанов его верный ученик, карапан туранец Брата-урвахш, прогнусавил: «Я, наиболее проницательный в колдовстве среди людей в нашей области, увидел в их области этого выродка Поурушаспы, увидел в течение этих трех ночей, когда его рожала мать, что он будет направляем к лучшему, он будет процветать, у него будут прекрасные стада овец и коров, он будет старательным в работе и умелым в битве, он будет величайшим по благородству. К нему придет Воху Мано и приведет его на Беседу. Его вера распространится по семи кешварам земли. Но ему не будет дано знать, где и как я убью его, и подтверждением тому, что я говорю истинно, будет то, что все случится так, как вы слышали».

 

Прослышав о необычном пророчестве, касающемся своего сына, Поурушаспа (отошедший уже от чар Дурасробы) запряг колесницу четырьмя конями и поехал к туранцу Брата-урвахшу. Прибыв к нему, он задал карапану вопрос: «О карапан Брата-урвахш! Все люди, которых когда либо видели, плакали при рождении. Какова же причина того, что мой сын смеялся? Именно поэтому мой сын был назван тобой мудрым?»

 

Карапан отвечал: «Новорожденные плачут, потому что видят свою смертность и предвидят свой конец. А тот, кто засмеялся при рождени, увидел собственную Праведность».

 

Тогда Поурушаспа принес Заратуштру, чтобы Брата- урвахш осмотрел его. Увидев младенца, карапан поднял глаза и долго смотрел вверх. Затем он опустил глаза и долго смотрел вниз. Потом он долго смотрел по сторонам. Поурушаспа спросил его: «В чем причина, что ты долго смотрел вверх, потом – вниз, а потом – по всем сторонам?»

 

Туранец Брата-урвахш отвечал: «Когда мне принесли твоего сына, я долго смотрел вверх и увидел, что его блеск и хварно дошли до самого Солнца и что люди, общаясь с душой этого младенца, смогут достичь лучшего существования, что за твердью Солнца, но что там, мне не дано было увидеть. Когда я долго смотрел вниз, я увидел, что его блеск и хварно достигли неба, что ниже этой земли, и что вследствие деяний этого младенца дэвы и злодеи скроются под землей и будут скованы в аду. Когда я долго смотрел по сторонам, я увидел, что его блеск и хварно охватили все украшения земли и что слова этого младенца будут простираться через всю землю и станут законом в семи кишварах, а каждый человек облачится в духовный плащ из семи шкур, в которых проявится величие семи Амешаспандов, и только благодаря его деяниям случится будущее Преображение, но каким оно будет, мне не дано было увидеть.

 

Твой сын мыслит так: “Я сделаю телесный мир совешенным и прекрасным!” – и он подготовит новое существование даже для тебя. И сын твой будет не под твоим покровительством, но под покровительством величайшего из правителей – Виштаспы».

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: